Сейчас на углу бульваров Sunset и North Crescent H eights в Голливуде находится торговый центр, а в нём, как в любом ТЦ—кофейня, ресторан паназиатской кухни, ещё ресторан, парикмахерская, аптека и много других полезных лавочек. Место суетное и унылое в своей суетности. Но когда-то всё вокруг было иначе, здесь жила Мадам Назимова и вокруг неё бурлила жизнь молодого Голливуда.

Когда Алла Назимова приобрела право на аренду роскошного особняка в 1918 году, на холмах Голливуда ещё не было ни 50-футовой надписи, ставшей всемирно известным брендом, ни нынешней инфраструктуры. В Голливуде было пыльно, жарко и довольно пустынно. А имение Gardens of Alla утопало в зелени: на трёх с половиной акрах росли мощные кедры, пальмы, фруктовые деревья и диковинные субтропические растения. Просторный дом со светло-кремовыми стенами в испанском стиле притягивал сердца и души богемной публики.

«Вечером гостиная освещалась янтарным светом ламп, затянутых темно-фиолетовой и черной сетчатой тканью. Громадные пурпурные диваны, изделия из лака, зеркало в золотых кружевах придают комнате странный вид». — Жорж Садуль «Всеобщая история кино», Т.4

Злые языки поговаривали, что в доме происходят безумные оргии. Здесь часто устраивали вечеринки: по дорожкам Сада Аллы гуляли Элеонора Дузе, Мэри Пикфорд, Джон О’Хара, Сомерсет Моэм, Чарли Чаплин, Рудольфо Валентино, Джером К. Джером и многие другие знаменитости. Звёзды много кутили, устраивали костюмированные шоу и не стесняли себя условностями.

Одной из особенностей вечеринок был бассейн — огромный, с подводной подсветкой для ночных купаний шумной творческой публики. Очертаниями, как пишут историки кино, бассейн напоминал контуры Черного моря, и спроектировала его таким сама хозяйка —звезда немого кино Алла Назимова, «женщина из Ялты», как её называли.

Великая американская актриса родилась 4 июня 1879 года в Ялте и была третьим ребенком в семье фармацевта Якова Левентона. При рождении она получила имя Мириам Эдес Аделаида Левентон.

Её отец был известным в своем обществе человеком, купцом второй гильдии, аптекарем. Он перебрался в Ялту из Кишинева из-за проблем со здоровьем и обосновался в городе не без шика. Семья жила в специально выстроенном доме на Набережной — восхитительный вид на море! Рядом с Левентонами гостиница «Франция», знаменитая «Русская избушка» Синани, Городской сад и Ливадийский мост. Вся жизнь семейства была словно на парадной витрине.

К сожалению, сама жизнь не была праздником. Отец семейства, выдающаяся личность с широкими интересами и большими способностями в разных областях, для домашних был самым настоящим тираном, вспыльчивым и несдержанным. Воспитание детей было жёстким, если не сказать палочным.

«Мои руки не похожи на руки художника —я не аристократка, а мятежница»

Возможно, младшей из детей— Алле — не повезло больше других, многие факты из её детства сформировали её способность переносить удары судьбы. Но здесь, в доме аптекаря Левентона на Набережной, во время деловых отлучек отца и пользуясь его отсутствием, Алла вместе со слугами позволяла себе смеяться над ним, ставя на ходу «спектакли».

Этот дом сохранился и поныне (хоть и пережил неоднократно реконструкции и реставрации), но сейчас мало кто знает его историю. Постройку начинал архитектор П.К. Теребенев, продолжил А.Н. Яворский, надзором строительства занимался старейший архитектор Ялты К.И. Эшлиман. Здание несколько раз перестраивалось в ХХ веке и сейчас мало напоминает свой первоначальный вид. Но узнать его, тем не менее, можно: балюстрада и вазоны, видимые на архивных фото по периметру крыши, сохранены и богатая гипсовая лепнина, создающая ощущение марракеш и модерна, реставрирована. Этот дом — единственная архитектурная памятка об Алле Назимовой.

Сценическое имя Назимова впервые примерила в 12 лет на благотворительном концерте. Но только в двадцать Аделаида Левентон окончательно стала Аллой Александровной Назимовой поступив на службу в МХТ после окончания драматических классов Филармонического училища, где преподавал В.И. Немирович-Данченко. Это был момент, когда рождалась знаменитая драматическая школа России, и Назимова вместе с сокурсниками работала без отдыха и жалости к себе.

Удивительно, но показав превосходные результаты в учёбе, она не получила медаль, хоть и была представлена к ней вместе с Ольгой Книппер и Всеволодом Мейерхольдом. А затем — удивительно! — не получала ролей в театре. Трудно сказать, как сложилась бы судьба актрисы, если бы она получила тогда всё, чего была достойна.

«Немного слез, немного смеха, много работы, много любви»

Однако в результате крушения иллюзий Назимова много гастролирует и в конце концов попадает в Америку на Бродвей. Туда, где ещё не существовало Храма на подмостках, не было поклонения артисту, под магнетизмом которого жила в то время Россия. Туда, где нужно много труда и упорства, способности выживать и умения договариваться.

Так, необычный водевиль «Невесты войны», в котором сыграла актриса в 1915-м, неотвратимо подвёл её к кинематографу. Льюис Селзник будучи президентом одной из крупнейших студий «Ворлд Пикчерз» уговорил Назимову сняться и предложил 27-летней театральной актрисе тридцать тысяч долларов за участие в съемках фильма «Невесты войны». Под впечатлением успеха картины студия Метро-Голдвин-Мейер подписала с Назимовой контракт на 13 тысяч долларов в неделю с правом выбора сценария, режиссера и партнера на главную мужскую роль. Алла Назимова взошла на вершину кинославы: The New York Times называет её «ярчайшей звездой», журналы Photoplay и Motion Picture публикуют её фото на обложке, а Lucky Strike делает лицом компании.

Образ Назимовой глубоко врезался в массовое представление о Голливуде, «Мадам» задала планку яркими визуальными образами немого кино. Но те роли, которые предлагала студия «МGM», не казались ей интересными. Тогда она порвала с фирмой и организовала свое собственное кинопроизводство. Купила громадную студию и роскошный автомобиль, но продюсерская деятельность, тем не менее, началась с двух провалов. После «Миссис Пикок» и «Неизвестной принцессы» она потратила много денег и времени на «Даму с камелиями» («Камилла», 1921). Тогда Алла решила рискнуть своей карьерой и сделала ставку на проект, для которого не пожалела ни денег, ни трудов. В 1923 году пишет сценарий, основанный на пьесе Оскара Уайльда «Саломея» и гениальных иллюстрациях Обри Бердсли к этой пьесе. Её фильм поставлен как балет, и воплощает саму суть немого чёрно-белого кино: графика плюс пластика.  Но «Саломея» с треском проваливается в Америке и Европе, и это сильно подрывает звёздный имидж. Она возвращается на Бродвей, но всё же, не смотря на успех в театре, существенно поправить финансовую ситуацию ей не удаётся.

В 1928 году Назимова продаёт свой роскошный Сад Аллы, новый хозяин добавляет к названию одну букву, и гостиница «Сад Аллаха» продолжает принимать знаменитостей в прежнем режиме, но она уже не хозяйка в поместье. Назимова живёт скромно, переносит успешную операцию по поводу онкологии, потом, утратив последние средства, живёт ещё скромней, еще незаметней и в конце концов тихо уходит из жизни.

КрымАэроГид